Об изменениях в области украинского налогового законодательства и актуальных вопросах налогового консультирования читайте в интервью лектора УЦНК Светланы Васильчук, к.ю.н., директора Консалтингового агентства «TAX энд LEX».

3

Сегодняшняя деловая жизнь Украины стремительно меняется. Меняется все: учет, контроль, законодательство, в том числе и налоговое.
Налоговое законодательство Украины сложное и противоречивое. Законодательные нормы, регулирующие налогообложение, неодинаковы. Отсутствует четкий приоритет нормативных актов, налоговые органы берут на себя трактовку законов, что приводит к ущемлению прав налогоплательщиков. В этом контексте особую актуальность приобретает налоговое консультирование.

Разобраться в правах и обязанностях налогоплательщиков, обеспечить и защитить налоговые интересы граждан и компаний в современном обществе должен налоговый консультант.

Понимая всю важность этого вопроса, при содействии Ассоциации «Налоги Украины», был создан Учебный центр налоговых консультантов, в котором можно не только повысить свою квалификацию, но и пройти практический курс в этой интересной и полезной области деятельности. Лекторы Учебного центра – это специалисты высокого класса. Они дают не только теоретические, но и практические знания и умения в области налогового консультирования, базирующиеся на налоговой, юридической и судебной практике.
Об изменениях в области украинского налогового законодательства и актуальных вопросах налогового консультирования читайте в интервью лектора УЦНК Светланы Васильчук, к.ю.н., директор Консалтингового агентства «TAX энд LEX»

 

Вопрос: Расскажите, пожалуйста об учебном процессе на курсах налоговых консультантов. Из каких профессиональных сфер деятельности слушатели курса?
Ответ: Это первая стартовая группа, в которой занимаются 18 человек, представляющих разные сферы бизнеса, как малого, так и среднего. Профессионально слушатели в большинстве своем – юристы, консультанты (сотрудники консалтинговых компаний), а также бухгалтеры (в меньшем количестве).

 

Вопрос: Слушатели осознанно пришли к пониманию необходимости получения дополнительных знаний в области налогового консультирования?
Ответ: Да, конечно. Дело в том, что сфера налогового права и налоговых услуг очень обширна, многие предоставляют услуги налогового консультирования, аудита, но не все это делают качественно и не у всех хватает знаний и, самое главное, практически 90% предоставляют эти услуги, не представляя внутреннего механизма, логики развития процесса.
Преимущество таких курсов как наши: мы даем знания не только по основам налогового права, но и на практических примерах (в том числе из судебной практики, практики применения налоговых норм, анализа позиции государственных органов по поводу применения налоговых норм) показываем, как можно и нужно применять теоретические знания.
В лекциях акцент делается не столько на теории, сколько на практическом её применении, так как теория без практики невозможна и наоборот.

 

Вопрос: На занятия приходят люди теоретически подготовленные?
Ответ: Слушатели как правило обладают специальными знаниями, но зачастую эти знания имеют общий характер, иногда достаточно поверхностны: есть понимание что такое налоги, как они администрируются в Украине, как работают органы налоговой службы. Есть слушатели, которые долго работают в определенной области и знают какую-то конкретную проблему, существующую в ней, они столкнулись с ней, разобрались, но им не хватает комплексного видения.
Ведь все налоговое право знать невозможно, к тому же оно очень часто меняется. Хотя большая часть старых законов о налогах сведена в Налоговый Кодекс, все равно осталось много законов, много подзаконных нормативно-правовых и локальных актов, детализирующих нормы Кодекса, которые не расширяя в тоже время трактуют эти нормы. Потому, естественно, что все их знать просто невозможно.
НК был принят в 2010 году, но за эти 5,5 лет туда было внесено такое количество правок, что от того, что изначально приняли, по большому счету, осталось 40-45%.
60% изменили. И сейчас и в Минфине, и в Кабмине (и в том числе в кулуарах ВР) идет дискуссия о том, чтобы вообще изложить НК в новой редакции.

Вопрос: Как организован учебный процесс на курсах? Как подается информация?
Ответ: Большая часть лекций происходит в виде диалога, лектор излагает тему, согласно учебному плану, параллельно приводя практические примеры и каждый слушатель имеет возможность задавать уточняющие вопросы, если что-то непонятно, либо приводит свою аргументацию или рассматривает свою конкретную ситуацию, важную для него. Это дает возможность лектору разъяснить на конкретном примере путь решения проблемы. Мои лекции проходят в форме диалога.

 

Вопрос: Какие темы больше всего интересуют слушателей?
Ответ: Больше всего слушателей заинтересовал, во-первых, вопрос об НДС, то как он администрируется, какие есть нюансы, проблемные и не еще урегулированные моменты. Во-вторых, налог на прибыль и в- третьих, конечно же – проверки. Слушателей интересует то, как вести себя с налоговыми органами при проверке, как происходят проверки, как к ним правильно готовиться и как эффективней обжаловать (при необходимости) их результаты.
Главный интерес слушателей — это уплата двух основных налогов: НДС и налога на прибыль, и вопрос о правовой и налоговой защите бизнеса.
Все эти три темы (да и другие: будь это земельный налог, упрощенная система налогообложения, о которой мы тоже говорим) раскрываются таким способом, чтобы показать какие могут быть подводные камни при уплате этих налогов, их администрировании и как можно защититься от возможных проблем в случае их возникновения. Т.е. рассматривается, анализируется проблема и на конкретных примерах предлагаются возможные способы её решения. Мы даем практические рекомендации на вопрос «Что делать?» и объясняем какими способами и методами получится быстрее достичь желаемого результата.

 

Вопрос: Слушатели живо интересуются вопросами проверок. Как сейчас обстоит дело и какие перспективы? Фискальная служба говорит о том, что она поворачивается лицом к плательщику, но насколько плательщик это почувствовал?
Ответ: Если анализировать ситуацию с проверками до 2012 года и после 2012, то до 2012 проверки были более качественные. После 2012 – качество проверок существенно снизилось. Что я имею в виду: проверяющие по большому счету не смотрят на нарушения по бухгалтерскому учету, не проводят сам аудит, а чаще всего проводят формальные проверки с соответствующими доначислениями по формальным обстоятельствам, реальные (глубинные) нарушения налогового законодательства, правил ведения бухгалтерского учета не анализируются. Качество актов проверки достаточно низкое: в основном это акты о непризнании реальности сделок, которые основываются не на результатах анализа бухгалтерского учета предприятия, а базируются на недостатках его контрагентов, в их правовом статусе, деятельности, а также на формальных недостатках в документах.
Плательщикам приходится доказывать не столько факт неправильного ведения учета и оформления хозяйственных операций, а то что они вообще их осуществляли и вели учет. Возникает ситуация, когда спор имеет у каждой стороны свой предмет.
Вместо поиска реальных ошибок в проведении операций (которые привели к искажению отчетности и налоговых начислений) плательщикам прописывают их нереальность. Это проблема не только в отношении налоговой к плательщику, но и во взаимоотношениях внутри общества, отношениях государства и общества. Вызвана она не тем, что налоговые органы плохие, существует обоюдная вина в сложившейся ситуации. Многие плательщики манипулируют отчетностью, манипулируют составлением первичных документов и таким образом занижают свои налоговые обязательства, уклоняются от уплаты налогов, минимизируют их незаконными способами (например, заявляют о возмещении фактически не уплаченного в бюджет НДС) и налоговая вынуждена с этим бороться.

 

Вопрос: Мы заговорили об НДС. Расскажите о ситуации с электронным администрированием НДС? Введение этой системы упростило жизнь плательщикам НДС и выиграло ли от введения этой системы государство?
Ответ: Эффективность этой системы есть!
Введение в целом этой системы уменьшило возможность налогоплательщикам формировать так называемый «схемный» налоговый кредит. Сложилась ситуация, когда принцип, который изначально был заложен в налог на добавленную стоимость законом №168 о том, что налог должен быть вначале уплачен в бюджет, а только потом плательщик имеет право на его возмещение, — был нивелирован в течении определенного времени. Налогоплательщики трактовали нормы этого закона буквально. Для подтверждения права на налоговый кредит налогоплательщик должен был иметь налоговую накладную. Предъявив ее, плательщик имел право на налоговый кредит. Фактически же налог в бюджет не поступил, потому что контрагент его не заплатил. Налогоплательщик заявлял, что это уже не моя вина, а проблемы контрагента, идите к нему и с него спрашивайте. А контрагентом зачастую было фиктивное предприятие, которое давно не существует и найти его невозможно. Таким образом получалась последовательная цепочка: первый плательщик предъявил налоговую накладную, и он имеет право получить возмещение налога из бюджета. Суд это право подтверждает при наличии налоговой накладной. Но налог то в бюджет не попал! Виновного не нашли, а из бюджета заплатить обязаны.
Именно поэтому проблема налоговой (и государства) заключалась в том, что надо было возмещать из бюджета огромные суммы (несознательные плательщики, пользуясь ситуацией формировали не копеечные суммы для возмещения), которые туда реально не поступали, что в свою очередь наносило прямые убытки бюджету. Т.е. принцип, который был заложен в 168 закон не соблюдался.

С введением системы электронного администрирования можно сказать, что появилась хоть какая-то справедливость. Суть налога на добавленную стоимость и его возмещения сводится к тому, что возместить налог плательщик может в том случае, если он его переплатил. Соответственно сейчас он не может заявить к возмещению налог, пока налог не буде уплачен в бюджет. Т.е. продавец, который продает товар покупателю обязан заплатить налог в бюджет. Только тогда он сможет выписать еще одну налоговую накладную либо заявить его к возмещению. Все это контролируется на электронных счетах. Дальше идет цепочка: все остальные не могут заявить к возмещению, не могут выписать налоговую накладную пока у них не будет реально заплаченной суммы. Введение этой системы убрало возможность незаконного формирования «схемного» кредита. Это огромный плюс для государства. Однако система до конца не отработана, она сложная.
В чем минус? Один из них — это вымывание денежных средств у предприятия в случае, например, продажи товара на условиях товарного кредита. Но есть и свой позитивный момент: есть стимул плательщику менять систему работы на более правильную, оптимизировать свои методы работы, менять договорные отношения с контрагентами, чтобы не возникало вымывание денежных средств. Конечно, это занимает много времени. Есть нюансы по некоторым плательщикам, которые не вошли в эту систему, которые «зависли»: у них отрицательное возмещение есть, но они не могут возместить налог, потому что нет живых денег.

Сейчас возместить НДС можно только в том случае, если на счету есть деньги. Т.е. сумма права выписки налоговых накладных должна быть позитивной, тогда на ее часть можно возместить себе НДС. Для несознательных плательщиков (предприятий), которые работают исключительно для того, чтобы формировать неправомерный налоговый кредит и отмывать деньги из бюджета — это минус. Я мало верю в то, что у нас большой процент честных налогоплательщиков, в том числе и НДС, но они точно есть и некоторых из них я знаю.

Вопрос: Что происходит с налогом на прибыль? Какая ситуация сейчас?
Ответ: Ставка существенно не изменилась. Позитивно, что убрали проблемные моменты обжалования решений. Раньше было много расхождений между налоговым и бухгалтерским учетом. Сейчас, по сути, убрали налоговый учет и все, что идет в прибыль — формируется на основании данных бухгалтерского учета. Это значительно упростило ведение бизнеса и уплату этого налога. В то же время, это должно стимулировать органы налоговой службы тщательнее проводить проверки, обучать аудиторов не формальному подходу, а реальному аудиту.

Вопрос: Мы проводим разницу между аудитором и налоговым консультантом?
Ответ: Конечно! Аудит – это лицензируемый вид деятельности. Деятельность аудитора и налогового консультанта не тождественны. Кроме того, на сегодняшний день, деятельность налоговых консультантов (пока) не регулируется законодательно, все это находится в стадии пожеланий (намерений) и проектов создания института налоговых консультантов (как вида профессиональной деятельности). Четкого законодательного регулирования нет. Законопроект существует, но активно не продвигается.

По моему мнению, налоговый консультант – это человек, который разбирается в системе администрирования налогов и сборов, знает, как подойти к любой проблеме по каждому налогу, знает, как и где искать ответы на проблемные вопросы, знает принципы работы и налоговой службы, и плательщиков налогов, а при возникновении проблемной ситуации на предприятии может оперативно и качественно проконсультировать руководителя как действовать.
Вопрос: Мы можем сказать, что налоговый консультант-это «синтетический» специалист? Он должен разбираться как в налоговом законодательстве, так и в бухгалтерском учете?
Ответ: Да, он обязательно должен разбираться и в правовых вопросах, и в бухгалтерском учете. Я бы сказала, что в бухгалтерском учете необходимо знание основ, без этого невозможно разобраться, например, в вопросе о налоге на прибыль, потому что отчетность по этому налогу и ведется на основании бухучета.
Вопрос: Можно ли говорить о том, что на предприятии налоговый консультант-это отдельная единица?
Ответ: Было бы неплохо, если бы это было так. Но я считаю, что налоговый консультант должен быть независимой единицей. В первую очередь действия налогового консультанта должны быть направлены на то, чтобы урегулировать проблемный вопрос в рамках закона. Не всегда можно гарантировать, что налоговый консультант — штатный сотрудник предприятия будет выступать как незаинтересованное лицо.

 

Вопрос: Как сейчас осуществляется налоговое консультирование?
Ответ: По большей части это происходит в рамках работы консалтинговых компаний, юридических компаний, аудиторских фирм. Это три категории предприятий, которые занимаются налоговым консультированием. Предоставление консультаций по оптимизации налогообложения — это вопрос, который интересует каждого налогоплательщика. Конечно, эти услуги стоят недешево, т.к. требуют комплексных, глубоких знаний и хороших профессиональных навыков. Для того, чтобы предложить вариант оптимизации, нужно провести не только аудит на предприятии, нужно еще понять, чем занимается предприятие, как работает, найти точки, в которых предприятие допускает ошибки в хозяйственной деятельности, понять и предложить путь, чтобы предприятие заработало правильно. Это большой и трудоемкий процесс и обычно, предприятие не заказывает услуги по всем видам своей деятельности, как правило –это точечное решение проблемы, лечение того направления деятельности, которое «болит».Экстренная помощь бывает необходима, но и профилактика тоже приветствуется. Много предпринимателей уже задумываются о том, что лучше предупредить проблему, чем потом решать ее экстренными мерами.

Вопрос: Для рядового гражданина актуальны ли вопросы налогового консультирования?
Ответ: Конечно, есть вопросы уплаты налогов, которые оптимально было бы решать у налогового консультанта, а не просто у юриста. Как пример можно привести ситуацию с инвестиционным доходом. Налоговый консультант, зная подводные камни законодательства, понимая, как лучше заполнить декларацию, каким способом можно оптимизировать (в данный момент) уплату налога в полном объеме (нет денег сейчас, переформатировать уплату на следующий год), зная методы и способы (законные!) проконсультирует намного лучше, чем простой юрист.
По сути — налоговый консультант — это посредник между налоговой и плательщиком. Хотелось бы надеяться на то, что, когда деятельность налоговых консультантов будет законодательно оформлена и урегулирована, т.е. приобретет цивилизованный вид, у этой профессии откроются громадные перспективы и она займет достойное место (нишу) в бизнесе.
Сейчас в Украине есть институт медиации. Медиаторы — это люди, которые занимаются урегулированием споров и конфликтов между предприятиями, между людьми. Так вот, работа налогового консультанта лежит в той же плоскости, но только в сфере налогов.

 

Вопрос: Мы можно сказать делаем первые шаги к тому, чтобы эта профессия налогового консультанта формировалась, и чтобы структурировался процесс деятельности налогового консультанта?
Ответ: Да, мы делаем первые шаги в этом направлении. Очень многие плательщики не осознают и не представляют путь, идя по которому можно спокойно и законно вести бизнес, потому они не до конца понимают важность такой профессиональной деятельности, как налоговый консалтинг. Было бы идеально, чтобы налогоплательщик понял, что нужно платить налоги, а если платить налоги правильно, выбрав оптимальный вариант (при помощи налогового консультанта), то будет хорошо и самому налогоплательщику, и государству.
При этом нужно различать понятия оптимизации и минимизации налогов. Оптимизация — это хорошо и правильно, это способ в рамках закона заплатить налог и не потерять лишнего. Минимизация – это сознательное занижение налогообложения. У нас эти два понятия путают. Предприниматели хотят получить грамотную консультацию. НО!
У нас сейчас нет такого количества специалистов, которые могут дать грамотную, полномасштабную, квалифицированную консультацию. Есть некоторое количество компаний, которые могут предложить такие квалифицированные услуги. Но их недостаточно.

Работа наших курсов направлена на подготовку специалистов, которые смогут удовлетворить такую потребность. Конечно, в рамках курса невозможно получить знания обо всех тонкостях налогового законодательства, но вот конкретные, практические знания и рекомендации, которые мы даем, помогут стать грамотным специалистом в области налогового консультирования, понять систему и понять, как в будущем действовать в рамках закона.
Мы сейчас находимся в процессе формирования, становления налоговой культуры и налогового сознания (и самосознания). Наши беды и конфликты с финансовыми и налоговыми органами возникают из-за отсутствия налоговой культуры общества. Я могу сказать, что в настоящий момент уровень налоговой культуры и сознания у нас достаточно невысок: очень много плательщиков либо не платят налогов вообще, либо платят нечестно и, что самое интересное, не считают это неправильным.

В сознании людей нет понимания того, что налоги надо платить и что это не только долг, но и залог нормального будущего и государства, и их детей. И вина в этом обоюдная: и государства, и налогоплательщиков. В сознании самих граждан и в отношениях государства и налогоплательщиков получился замкнутый круг: зачем платить налоги, которые попадают в бюджет, контроля за которым нет, который разбазаривается (разворовывается), тратится непонятно на что. Эффекта от уплаты налогов, которого мы не видим (отсутствие качественных социальных услуг, качественной инфраструктуры, работающей для граждан) приводит к нежеланию и уклонению граждан от своих налоговых обязанностей перед государством. Гражданин говорит: «Я не вижу смысла платить налоги, потому что не получаю от государства того-то». А государство, недополучая средств, не выполняет перед обществом своих обещаний. И круг замыкается.

Только разорвав этот круг (а к этому должно быть, как желание и воля у государства, так и желание, и понимание самих граждан) удастся начать строить общество с другой экономикой и другой налоговой культурой. Кто-то должен сделать первый шаг. (И этот кто-то будут не плательщики налогов).
Работа налогового консультанта может внести свой вклад в этот сложный процесс: разъяснить, показать, научить как можно грамотно и главное законно платить налоги в приемлемом количестве.
А занятия на наших курсах и те знания, которые мы даем, позволят сформировать новый тип профессионала, который не просто будет заниматься просветительством (через формирование налоговой культуры), но и на практике поможет сделать жизнь налогоплательщика лучше.

 

Вопрос: Какие перспективы на второе полугодие 2016?
Ответ: Глобальных потрясений не предвидится. Уже накопилось очень много изменений к принятым изменениям в новый кодекс. Можно сказать, одно, что органам власти нужно усовершенствовать, то что есть, решать проблемы, которые проявились, когда заработали изменения в законодательстве (например, в том же электронном администрировании НДС), т.е. видно, где и что надо исправить, надо думать на перспективу над тем же налогом на прибыль, когда будут видны результаты по налоговой отчетности (в следующем году). Пока живем и работаем в том правовом поле, которое существует и думаем, как его усовершенствовать.